Защита семей

Поликлиника пыталась принудить мать к доверию (из практики РВС)

Врачи пытались обманом и силой добиться опасной манипуляции – пункции для взятия костного мозга у ребёнка. У двухлетнего, ещё грудного ребёнка. Подозревая неладное, мать не поверила запугиваниям врачей, не пустила в дом опеку с полицией. Сама нашла авторитетную клинику, перепроверила анализы. И - оказалась права.

Родственники умершего в больнице Новороссийска младенца обратились к Путину

Семья трехмесячного мальчика, умершего 12 августа в детской больнице села Мысхако, сомневается в выводах судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) о причинах смерти ребенка

Ласковые и настойчивые

В апреле 2015 года у 8-летнего Данилы в школе обнаружили синяк на бедре. Несколько лет назад этому не придали бы значения. Сейчас – другое дело. Обеспокоенные педагоги тут же начали выяснять, не оставил ли злополучный синяк кто-то из родителей.

«Перекрестное опыление» как новая форма работы российских чиновников от социалки - 2

Жили-были простые люди, растили детей, ходили на работу, учились, копались в огороде, смотрели телевизор, в праздники ходили в парк, а не в клуб. В общем – обычная российская среднестатистическая непьющая семья. Жили дружно, вшестером: бабушка – глава семьи – ее центр, ее дочь с двумя детьми 17 и 11 лет, два взрослых сына.

3,5 месяца жизни четырехлетнего ребенка без мамы из-за тети из опеки. г.Тюмень

22 июня 2015 года завершилось судебное слушание по делу: иск об отмене приказа,  за подписью начальника отдела по опеке, попечительству и охране прав детства г.Тюмени Коваль Н.М., об изъятии ребенка «в связи с ненадлежащим образом исполнения родительских обязанностей».

Российская семья в неравной борьбе с ювенальщиной: Случай Кулагиных

История, которую я хочу рассказать, — история семьи Кулагиных — произошла в Пермском крае, но могла произойти в любой точке России, потому что в ней сконцентрировались острейшие проблемы детской правозащиты в России.